Месяц: Январь 2019

Я должна была спеть русское…

Маргарита ФИНОГЕНТОВА: Я должна была спеть русское

Маргарита Финогентова давно хотела поучаствовать в европейском вокальном конкурсе. Но то загруженность в театре не давала, то в нужное время не случалось подходящего творческого соревнования. А тут в итальянском Салерно — первый Международный конкурс вокалистов имени Изабеллы Кольбран Россини! Сразу после Международного оперного фестиваля имени М.Д. Михайлова, буквально через пару дней. И наша примадонна едет. И побеждает! Причем получает в Италии, да еще на самом первом конкурсе имени знаменитой певицы Изабеллы Кольбран Россини не только главную премию, но и специальную — от музыкальных критиков. К тому же Маргарита была там первой и пока единственной певицей из России. Да и вообще первой победительницей в истории этого конкурса. Одним словом, Concorso Lirico Intertnazionale «Isabella Colbran Rossini» стал по всем статьям счастливым и для нашей солистки, и для нашей вокальной школы, и в деле международного музыкального сотрудничества.

О том, какую палитру чувств может испытать участница вокального конкурса в самой музыкальной стране мира, мы поговорили с его победительницей.

— Маргарита, хоть вы были в Салерно во всем первой, это был не первый ваш вокальный конкурс за пределами России.

— Да, я принимала участие в одном из международных конкурсов в Белоруссии, ездила в Барселону. И в Италии уже выступала на фестивале «Очи черные», организатором которого при поддержке Минкультуры России выступает ректор Музыкально-педагогического института имени М.М. Ипполитова-Иванова Валерий Ворона.

— В Италии проходит много различных вокальных конкурсов. Почему именно этот?

— Очень много конкурсов. Потому что там в каждом городе, даже совсем небольшом, есть и музыкальное учебное заведение, и театр. Конкурс в Салерно подошел мне по срокам проведения. Ну и, конечно, он сразу понравился мне тем, что носит имя Изабеллы Кольбран Россини, то есть жены Джоакино Россини. Россини — это «фишка» в моем репертуаре. Мой любимый композитор. И мой голос, я думаю, просто предназначен для этой музыки. И еще, наверное, потому, что после фестиваля «Очи черные» я чувствовала, что туда надо вернуться, что это судьба.

— И вы связались с ними, собрались и поехали?

— Да, подала заявку, купила все билеты. Хотя до последнего момента было не совсем ясно — успеваю я или нет: у нас в театре 21 ноября премьера, опера «Мадам Баттерфляй», а начало конкурса уже 23 ноября. Так что получилось с корабля — на бал, сразу с премьеры я поехала в Казань, чтобы сесть там на самолет. Такие суровые условия.

— А вы знали, кто там будет участвовать?

— Нет, это мне было неизвестно. Даже не совсем представляла, как добраться до самого Салерно. Изучала по картам, чтобы не заблудиться. Хотя заблудиться там, конечно, трудно.

— И у певцов обычно есть итальянский в активе.

— Да, мы изучали основы языка четыре года, когда учились. Я и еще подучила, старалась запомнить больше разговорных фраз.

— И как вас встретил Салерно?

— Прекрасно! Это небольшой городок, не туристический. Хотя стоит прямо на берегу моря. Сам конкурс проводился в большом холле отеля, в том же, где жили его участники. Сказочный вид, выходишь на террасу — море, солнце. Тут надо пояснить, что в Италии в каждом большом отеле есть свой концертный зал с прекрасным роялем. Для них это норма.

— Есть даже такая присказка, что солнце, синий цвет неба и моря — это то, что дарит человеку голос. Поэтому в Италии почти все поют.

— Да, это влияет. И я это почувствовала. Там невозможно не петь. И еще они очень эмоциональные. В них эмоции бурлят. И я сначала была в восторге от всего этого.

— А потом?

— Потом немного даже устала. Однажды пошла насладиться итальянской кухней в прибрежное кафе, где после сиесты, часов в 6-7, начинают собираться местные жители. Все столики заняты. И все, представляете, все эмоционально и громко говорят. К этому не сразу привыкнешь.

— А сам конкурс, что он из себя представляет?

— У организатора конкурса есть своя ассоциация музыкальных конкурсов. Это не единственный его проект. Конкурс в Салерно состоял из трех этапов. В первом туре было 60 вокалистов из разных стран: из самой Италии, из США, Кореи и Китая, Польши и Словении.

— Что же вы привезли?

— Я же из России. И я должна спеть что-то русское. Поэтому на первом туре спела романс Полины из «Пиковой дамы» Чайковского. Партия Полины у меня уже «напетая». Состояние было такое: после премьеры, бессонные ночи, в голове гудит «Мадам Баттерфляй». И я подумала, что Полину спою без проблем. И не ошиблась. Когда мы репетировали с итальянской пианисткой, она в восторге сказала: «Браво!» И только оторопело спросила: «Che cosa «mogila»? То есть просила перевести слово «могила», оно там часто звучит. И в жюри так живо перешептывались. Действительно, все конкурсанты пели итальянское. Знаменитые арии. И тут вышла я с Полиной. Для них, думаю, это прозвучало экзотично. Хотя Чайковского, конечно, в музыкальном мире знают все. А партия Полины на самом деле очень показательная. Там весь диапазон — больше двух октав. Низы, верха — все покажешь. Пропустили во второй тур. Ну, думаю, ладно, хорошо. На второй тур они уже сами выбирали из предложенного мной списка произведений. Я спела каватину Розины из «Севильского цирюльника» Россини. А это уже мой «конек». Все прозвучало замечательно. Прошла в третий тур, на который оставили всего 9 человек. И я так расслабилась: думаю, даже если ничего не дадут (а там все свои, что-то друг другу шепчут, улыбаются), все прекрасно, побывала в Италии, подышала мягким воздухом и атмосферой итальянского конкурса, вышла в третий тур. Ладно, думаю, допою. А третий, финальный, тур был уже как концерт. Пришли зрители. Я пела шестой.

— А вы к тому времени уже поняли, кто ваш главный соперник?

— Там была очень сильная китаянка. Я была уверена, что она получит первое место. Много мощных солистов из Кореи, они учатся в Италии в вокальных школах. Такие тенора! Такой мягкий тембр, такое голосоведение! 23-24 года — и уже всю оперную классику поют! Китаянка пела Лакме, у нее потрясающий верх, все прозрачно, выигрышная партия. Но я заметила, что итальянское жюри любит мягкое пение. А корейцы тоже очень стараются: напористо идут к верхней ноте, чтобы долго ее продержать. У нас, кстати, тоже так принято. Потому что и публика любит, чтобы долго тянули верхнюю ноту. А итальянцы этого не любят. Им важны полутона, нюансы, ровность пения. И вместо того, чтобы эффектно показать в финальной арии Золушки все свои верхние ноты, я постаралась спеть максимально мягко. Очень старалась. Финальную ноту в этой арии традиционно долго держат: она примерно такая же, как Розина, только чуть посложнее.

— И как реагировали?

— Были такие аплодисменты! Я даже отметила, что так не хлопали никому. Потом была пауза. Жюри обсуждало финалистов. И когда началось награждение, объявляют приз музыкальных критиков — Маргарита Финоджентова (я, оказывается, по-итальянски неправильно написала фамилию)! О, какой замечательный приз! Я была счастлива. Хорошо! Мне дали кубок. А потом начали объявлять третье место, второе… И вот объявляют 1-е место. И я слышу опять свое имя. Совершенно искренне — я была в шоке! Честное слово. И меня опять просят петь Золушку. И я с радостью пою. Тем более что в третьем туре был очень хороший концертмейстер, Фабио. Жгучий молодой итальянец, который блестяще вел весь аккомпанемент.

По условиям конкурса победитель получает возможность дать три концерта на родине оперы в любое удобное для себя время. Поэтому Маргарита Финогентова уже готовится к этому турне.

Однако уже в субботу, 19 января, она станет участницей концертной программы в Чебоксарах «Любовные недоразумения», которую готовит Камерный оркестр Чувашской филармонии. В программе прозвучат произведения Вивальди, Рамо, Пёрсела и Телемана. В программе также выступит баритон Московского театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Дмитрий Кондратков, а концерт проведет лауреат молодежной премии «Триумф» Анастасия Черток.

Ссылка на статью: http://sovch.chuvashia.com/?p=203830